ТРИАТЛОН: ВРЕД ДЛЯ ПСИХИКИ

Многие молодые и активные мужчины и некоторые женщины в виде хобби все чаще выбирают триатлон. Что мотивирует их каждую гонку надевать шапки, похожие на монстра-чужого выдерживать такие выматывающие нагрузки и тренироваться из года в год каждый день? Какую базовую потребность закрывает эта активность, и какие результаты приносит, что люди отказываются от привычного образа жизни, друзей и семьи, бросают зону комфорта и очень много трудятся и физически тренируясь, и зарабатывая на свое дорогое хобби. И хобби ли вообще все это?

МАТЧАСТЬ

Триатлон берет свое начало в 1920-30-х годах. Предполагается, что придумали его французы. Но если изобретатели круасанов и фуагра в то время выполняли весьма умеренную гонку в 200 метров вплавь, пару километров бегом и 12 км на велосипеде, то на сегодняшний день тритатлон значительно «нарастил объемы».

Классическая полная гонка с 1977 года представляет собой почти 4 км. плавания, 180 км. езды на велосипеде и 42 км. бега — все это в едином порыве и в один день. Итого, 226 км. непрерывного движения.

От перспективы преодоления такого расстояния на своих двоих обычный человек грохнется в обморок, чего собственно и ожидают триатлоновцы, потому что им кажется, что «простые смертные» укладываются штабелями от уважения к удивительной спортсменско-суперменской плащеразвивательной крутости.

Рекорд быстроты прохождения маршрута на данный момент составляет 7 часов 40 минут (2017). Чтобы победить с таким результатом, нужно плыть примерно час, затем четыре часа двигаться со скоростью 45 км/ч на байке, и бежать еще почти 3 часа со средней скоростью 15.5 км/ч.

Для тех, кто не понял с первого раза чем тут надо восхищаться, самая популярная гонка названа «Железный Человек». Звучит внушительно, как и всякая распиаренная пустота. За участие в этом спортивном веселье и обязательные медальки в конце спортсмены платят круглую сумму.

К соревнованиям не просто готовятся сами спортсмены, но это еще и главное событие года/месяца в жизни всей семьи, которая с обязательными плакатами в течении 5-7 часов выстаивает где-то между ограждениями бегового пространства и очередью в вонючие пластиковые туалеты, попутно усердно молясь, чтобы с родным ничего не случилось в этом месеве тел, железа и воды.

А КАК ЖЕ ПОЛЬЗА ДЛЯ ТЕЛА?

В плане физиологии любой серьезный спорт скорее истощает тело с течением времени, чем его развивает и умеренные тренировки/ гимнастика все же полезнее для здоровья.

Говорить, что гонка уровня IRONMAN отнимает много энергии — это приуменьшать. На самом деле, спортсмены сжигают около 7.000—10.000 калорий за эти изнурительные часы. Выработка энергии ошеломляет по сравнению со средними потребностями человека в 1.500—2.500 калорий в день. Обычно в теле есть запас калорий на 60-90 минут физической активности. Это значит, что уже после заплыва, спортсмены испытывают дефицит «топлива». А ведь впереди еще 222 км. высокой кардио активности. И, хотя существуют разные энергетические напитки и батончики для поддержки во время гонки, человеческое тело все же не рассчитано на такой уровень усилий.

И тут есть опасения, что организм пытаясь выжить начинает отказываться от того, что не используется, но использует много энергии. А какой частью тела железнобегущие интересуются меньше всего, но при этом она потребляет в теле больше всего энергии? Упс, кажется, это мозг. Природа очень логична. И это страшно.

Но не будем спешить говорить о триатлоне критически, иначе более спортивно-подготовленные не подумают и растопчут наши попытки спасения их разума из цепких лап ЭГО триатлона.

Многочисленные исследования предупреждают об опасностях таких нагрузок на тело (например, раз и два), с другой стороны, тренировки противодействует возрастному укорочению теломер, что хорошо, но такой ли ценой? Однако, отложим на сегодня физику процесса и насмешки над спортивной формой атлетов из фильма ужасов и сосредоточимся на другой стороне этого спорта.


ТРИАТЛОН И ПСИХИКА

Физически, триатлон очень сложен. Участники гонок вызывают восхищение их упорством и физической выносливостью. Правда, грустно наблюдать, как столько людей тратят такие огромные физические силы в пустоту — может лучше бы деревья сажали или там кака еще есть тяжелая физическая работа? Правда от активного садоводства — увы, не вырабатываются гормоны таких масштабов, как когда человек бежит по специально для него перекрытой улице, а на обочине за заграждениями стоят люди с плакатами.

Надпись на плакате: «Боль временна, но результаты гонки в Интернете — вечные!»

Еще сложнее гонки ментально, так как мозг, перемещаясь на скорости в незнакомой среде, контролирует все тело и мир вокруг, находится в состоянии повышенной возбужденности/стресса и процессит огромные потоки данных.

Из полезного: спорт все-таки учит дисциплине. Чтобы не выплюнуть внутренности на асфальт после очередной дистанции, нужно многому научиться, разобраться в физиологии организма, прокачать тело и наладить механизм самоконтроля.

Не смотря на наличие условной пользы от такого увлечения, занятие это может быть губительным для психики.

В отличии от профессиональных спортсменов, для которых тренировки и дистанции и есть жизнь, у триатлоновцев — это хобби, которое они вынуждены вписывать в обычную офисно-домашнюю рутину и тренироваться между утренней отправкой детей в школу, сдачей годовых отчетов на работе, отпусками со всей семьей и дружескими посиделками по вечерам.

От попытки «впихнуть невпихуемое» страдает, конечно, не хобби, а сама жизнь. Ведь хобби у триатлоновцев в приоритете, иначе не видать результатов. А без результатов — какой смысл вообще все это делать? В жесткий график подготовки к очередному соревнованию не помещаются другие хобби, культурный досуг, общение с друзьями, обучение и часто — даже семья.

Надпись на плакате: «Если у тебя все еще есть отношения, тогда ты тренеруешься недостаточно сильно.»

Конечно, обладание медалями тешит самолюбие и иногда раздувает Эго железных людей до масштабов Эвереста. С той головокружительной высоты спортсмену кажется, что все окружающие — никчемные дураки и ничего не понимают в его гениальный замыслах и целях.

Тогда человек разрушает свой привычный круг общения и теряет социальный капитал, обретая новых знакомых и приятелей для тренировок с таким же взглядом на жизненные приоритеты (ака спорт и хобби — главное).

В некоторых случаях в этот момент одиночество человека расширяется до космических масштабов. Партнеры, жены, дети, друзья и родственники не понимают увлечения, требуют свою долю внимания и не получая её, в конечном итоге могут отвернуться от героев велосипеда и бега, оставив их один на один с их спортивными целями и мечтами. Правда, бывали еще случаи, когда родные, объединяясь, разносили все дорогостоящие игрушки спортсменов в пух и прах.

«Я побоялся попросить жену о разводе, поэтому просто записался на IRONMAN и жду, когда она заведет разговор о разводе сама.»

Попытки компенсировать обрушившееся одиночество случайными связями тоже не приносят радости и облегчения, ведь это суррогат, а не выстроенные годами отношения с близкими людьми, в которых психика чувствует себя в комфорте и доверии.

Самые важные базовые потребности в безопасном периметре (н/мер стабильный доход), социальном общении и любви близких (защита от одиночества), рождении детей (передача генов) — перестают эффективно удовлетворяться (если вообще это происходило) и психика начинает страдать вдвойне.

Потому что потребности всегда и в любом случае либо должны быть удовлетворены, либо скомпенсированы. Об этом заботится подсознание каждого индивида и обойти этот встроенный механизм, отлаженный миллионами лет эволюции — невозможно.

Еще одна проблема триатлоновцев (кроме растущего одиночества и стоимости оборудования) заключается в том, что раскаченные огромными объемами гормонов во время гонок рецепторы уже не реагируют на «обычные» человеческие радости, требуя все большей дозы. Тогда перестают радовать простые победы и достижения, будни окрашиваются в серое, накрывает депрессия. Чтобы её решить, можно отказаться от хобби (что не рассматривается), поэтому проще всего снова скомпенсировать стресс.

Впрочем, базовые привычные компенсации неудовлетворенных потребностей в виде еды, сладкого, алкоголя, сигарет — железным людям все равно недоступны (ведь все это портит спортивный результат), поэтому их организм концентрируется на единственном выгодном для цели варианте — тренировках. И еще больше тренировок!

И так как участие в гонках дает наивысшее наслаждение для этих любителей гормональных всплесков (чем не наркомания?), то забеги и заплывы становятся основной целью в жизни человека. Впрочем, сам он в этом себе вряд ли признается — Эго не позволит заметить, что столько усилий и времени потрачено во вред здоровью и будущему.

А ЧТО В ОСТАТКЕ?

А если спросить у своего Эго: какая конкретно польза приходит мне от этих огромных усилий? Может это деньги? Может другие ресурсы? Что физическое и полезное в долгосрочной перспективе приносит такой труд?

Что кроме медалей останется триатлоновцу, скажем, через 20-25 лет когда он или она окончит свою соревновательную карьеру?

Может это какие-то особые знания или навыки, которые можно будет продать? Так как тренировки и постоянные разъезды на соревнования отнимают огромный физический и психический ресурс — страдает не только личная жизнь, но и карьера/дело триатлоновцев, добавляя поводов для стресса в их и без того неспокойную жизнь. Это большой риск для счастливого будущего. Да и хобби затратное и никто не застрахован от серьезных травм.

Как реагирует расшатанная постоянными всплесками гормонов психика на новый стресс? Требованием срочно её от этого избавить —а значит, еще больше тренировок!

И хорошо бы сойти с прочного круга, но на этом пути много страха.

Многие спортсмены говорят, что им страшно потерять форму, растолстеть или расстаться с привычным источником радости.

Но может, на самом деле, им страшно упустить это некое подобие смысла жизни, когда с планом участвовать в каждой новой гонке наконец-то появляется чёткая ЦЕЛЬ?

И хотя со стороны понятно, что цель эта — бессмысленный мираж в пустыне, погоня за неким блестящим фантиком для ЭГО, но триатлоновец «сам обманываться рад», находясь на крючке гормонов и осознания своей исключительности.

Самое худшее в том, что триатлоновцы не создают ничего нового, и ничего не получают взамен за свои колоссальные усилия кроме воспоминаний и блестящих символов.

Подсознание все это понимает, и устраивает своему человеку грандиозные извержения вулканов в голове, требуя вернуться к удовлетворению базовых потребностей — такого давления психика не выдерживает и требует новую и новую дозу гормонов радости для компенсации. А значит, все больше тренировок и гонок.

Что мешает бегущим по кругу понять тщетность своих усилий и остановиться, пока жизнь не вынесла их к обочине?

Во всем виноват наш старый приятель —Эго, которое измеряет свою важность птичьим методами. То ли как сорока — объемами собранных в гнезде блестящих предметов, то ли как павлин — радугой хвоста. Если человек позволяет своему «пернатому» командовать, то и жизнь будет соответствующая.

А решение этой головоломки — в осознании своих иллюзий и переориентации целей на приоритеты, поддержание здорового уровня гормонов без резких скачков и понимании механики работы Эго. Решение в возвращении из птичьих перьев, обратно в образ человека.

В конце концов, человек — это про эффективность. Про победу над природой с помощью знаний. Хомо Сапиенс единственный из всех животных активно адаптирует среду под себя для своей выгоды.

Может все таки не зря у людей есть разум, чтобы изобрести самолет или автомобиль и переместиться на 200 км быстро и с комфортом, а не бежать дистанцию на грани истощения, как обычное млекопитающее.

Энштейн на велосипеде

Бежать, конечно, можно. Но, в целом, если хорошо задуматься — ЗАЧЕМ?

Чтобы потом через лет 50 посадить на скрипучие колени правнука (дай бог чтобы своего) и на вопрос «Дедуля, что ты сделал классного в жизни?» — ответить: «Малыш, я очень много тренировался.»

Видимо, есть люди, которые создают историю, а есть другие, кто историю читает, и есть еще те, кто просто пробегал мимо. Тоже хорошо?

Если подытожить, то нет в любом спорте и любом активном занятии ничего плохого, пока они не мешают развиваться и жить. Пока он — развлечение, а не смысл жизни. Здесь мы приходим к необходимости понимания термина «МЕРА» и уже упомянутых важностей:

  1. «Все есть яд и все ест лекарство» — про дисциплину в этой статье.
  2. О самой лучшей компенсации стресса (через знания) в этой статье.
  3. Об удовольствии через извилины (неокротекс), которые в отличии от лимбических (как от спорта) не исчезают после окончания тренировки в этой статье.

PS. В тексте на место триатлона можно легко поставить марафон, альпинизм, горный велосипед и тд.

Проблемы? — Решение.