ТЕОРИЯ СВОБОДЫ (эссе)

От древних греков к нашей современности про этапы и проблемы развития личности и почему фраза «никому ничего не должен» выдает в человеке раба

Умение чувствовать и управлять своими эмоциями позволяет понимать других людей и взаимодействовать с ними. Эти навыки человечество развивают на протяжении всей своей истории. «Правильное поведение» в обществе других людей являются основополагающим для формирования семьи и партнерских отношений, необходимых для стабилизации социальной системы.

В конституции каждой страны описаны права и свободы граждан. Но если права человека рассмотрены там достаточно четко, то описание свободы показано скорее через права и не раскрывает самого значения этого термина (например в конституции России). Тем не менее, согласно тому же документу «Осуществление .. свобод человека … не должно нарушать … свободы других лиц

Что же такое человеческая свобода и что с ней нужно делать, чтобы не мешать быть свободными другим людям?

Понятие свободы, как права выбора, зародившееся в Древней Греции, сыграло фундаментальную роль в развитии людей за последние несколько тысяч лет, превращая каждого человека из пассивного объекта биологической эволюции в активного участника общества.

Идея свободы от судьбы или рока является одной из важнейших философских концепций, на которых основано современное общество.

Древнегреческий философ Сократ две с половиной тысячи лет назад изменил ход истории, обратившись своими размышлениями к человеку, в то время как мыслители до него больше интересовались природой.

Портрет Сократа. Мрамор, (I век), возможно, копия утраченной бронзовой статуи, созданной Лисиппом.

Сократ считал, что судьба каждого из нас не предопределена и человек самостоятельно определяет свое будущее, а не следует уже предначертанному. Это было смелой мыслью для «смертного», так как греки того времени считали, что даже боги, зависят от таинственного Начала, пребывающего в вечности и их божественные судьбы тоже предопределены.

Что оставалось человеку в его извечном страхе о будущем, кроме как пытаться проникнуть в темную завесу предопределенного? В античном мире было развито искусство предсказаний и к оракулу отправлялись почти за каждым решением. Ключ к толкованию таинственной воли судьбы греки видели и в снах, и в полете птиц, и даже в расположении внутренностей жертвенных животных. Изменить судьбу было нельзя, но можно было получить удачу через благосклонность богов. Прогневавший бога обрекал себя на страдания и неудачи. Особенно актуальными предсказания становились в периоды войн и катаклизмов.

Внутренние страхи и неуверенность в своих силах и по сей день часто толкают людей к верованию в сверхъестественное. Поэтому такой важной идею Сократа о свободе от рока делала не только смелость движения против традиционных взглядов, религии и общества  — особенной её делало осознание и принятие человеком полной ответственности за свою жизнь. Не подвиг ли это?

Несколько тысяч лет спустя мы все так же, как и древние греки  стремимся переложить ответственность за свое будущее на кого-то по нашему мнению более сильного. Почему мы это делаем?

Верим ли мы, что наших усилий не хватит, чтобы решить сложившиеся трудности? Нуждаемся ли мы в чуде, созданном не своими руками? Трудно принять случившееся, как результат своих собственных поступков. Еще труднее — пережить свои ошибки. Люди не любят идти трудным путем, но у каждого из нас есть право выбора. Сократ подарил человечеству возможность выбора свободы над животными инстинктами и своими страхами.

Хаос и полная свобода следовать своим чувствам, т.е. губительное для социума поведение  —  всячески осуждались древнегреческими философами. Идею саморазвития Сократа позже разовьет Аристотель, говоря о трех типах человека.

Аристотель делил людей на:

  1. «людей-растений», которым нужны только примитивные ресурсы и рост;
  2. «людей-животных», которые руководствуются только эмоциями и
  3. «людей-разумных», т.е. кто руководствуются разумом и добродетелью в принятии решений.

Современные люди тоже показывают разницу мышления и говорят о разных уровнях строения мозга, отвечающих разным реакциям.

  1. Первый слой — это «рептильный мозг» и его реакция «бей/беги» , инстинкты. Он есть у всех примитивных организмов.
  2. Второй уровень мозга — это лимбическая система, контролирует эмоции и реакции типа «хочу/не хочу». Этот слой мозга есть у всех млекопитающих. Поэтому собака может искренне любить хозяина и защищать его даже ценой своей жизни, но змея никогда не будет отвечать своему владельцу с какой-либо нежностью. 
  3. Третий уровень мозга — неокортекс, извилины, верхний слой мозга . В полной версии он  есть лишь у человека (в примитивной форме есть  у некоторых высших приматов).

Неокортекс можно научить управлять сигналами первых двух слоев мозга. Поэтому животное будет бояться врача — сколько его не уговаривай, а человек способен перетерпеть боль от укола или горькое лекарство, блокируя и реакцию бежать и неудовольствие. В детстве мы мало способны на такое ментальное усилие, но взрослый человек может научиться себя контролировать.

Так, с течением своей жизни, мы из полу-животных становимся человеком.

Древние греки, не знали столько о строении мозга, как современные люди, но тоже считали, что человек может развиться в «человека мыслящего» путем саморефлексии и работы над собой, усмирении своего Эго и страстей. То есть, каждый из нас внезапно не может открыть способ контроля своих рефлексов, но может этому научиться путем долгих умственных усилий.

Значит ли это, что наивысшему развитию и высшей свободе соответствует наивысшая ответственность? Является ли она главной характеристикой свободы, и можно ли по уровню ответственности судить о свободе человека?

Аристотель в своем труде «Политика» говорит, что «раб от природы не будет вполне человеком», потому что «он приобщен к разуму только в той мере, в какой его чувствует, а не в какой им владеет».

Аристотель также говорит, что «от природы раб горбатится, а свободный человек ходит с прямой спиной» («Политика»), что «в совокупности с умом и сближает людей с богами» («О частях животных»). Так мы понимаем, что свобода для Аристотеля, означает полное развитие самого человека и всех его качеств. И чем больше человек развит, тем он сильнее и ближе к богам, поэтому может брать на себя больше ответственности.

В дельфийском храме Аполлона согласно летописям была надпись неизвестного философа “познай самого себя” (ΓΝΩΘΙ ΣΑΥΤΟΝ (know thyself)), которую избрал своим девизом Сократ, а другой древнегреческий философ Хилон эту же мысль развивал так: «Познай самого себя, и ты познаешь богов и Вселенную».

По мнению Сократа именно человеку присуща ведущая роль в определении будущего мира, но он не должен забывать о добродетелях. Главной добродетелью Сократ считал нравственность и путь её достижения — сознательное (т.е свободное) стремление к улучшению жизни для себя и других.

Несвободный человек (раб), по мнению Аристотеля — не способен самостоятельно принимать решения, не обладает “рассудком и действием по собственному предпочтению” (“Политика”), не способен к созерцанию — “деятельности совершенного человека”.

Рождается ли человек свободным, или обретает свободу по мере взросления?

Платон (ученик Сократа и учитель Аристотеля) в трактате “Государство” писал, что качество выбора человека (степень его свободы) зависит от знаний и мудрости, которые тот обретает на жизненном пути.

Если бы человек изначально рождался свободным, тогда, не имея понимания этого мира, он сразу с младенчества бы поступал только так, как сам считает нужным, а значит — действовал бы неэффективно, исходя из малого объема информации. Поэтому человек рождается совершенно беспомощным и полностью зависящим от своих родителей. Постепенно, развиваясь, он обретает разные уровни свободы. Сначала его кормят только молоком, потом он обретает свободу выбирать еду. Когда человек учится ходить, он обретает свободу перемещения. С возрастом ребенку дают принимать все больше и больше решений, постепенно обучая его все большей и большей свободе.

Свобода, как и любовь, воля, вера — и другие подобные им многогранные сложные абстрактные понятия раскрываются для человека в новом свете по мере его или её взросления.

С каждым днем мы понимаем эти понятия по-разному, снова и снова открывая для себя глубины их значения.

Многие люди, обретя внешние атрибуты свободы, не хотят развиваться дальше, чтобы обрести свободу и внутреннюю, другие же пытаются дойти до сути, размышляют над абстрактными понятиями и постоянно открывают  “нового себя”.

Поэтому у всех людей понимание свободы  отличается. В зависимости от образования, социального окружения, менталитета, внутренних ценностей люди будут говорить о свободе по-разному. Также по-разному они будут думать и о любви, воле, вере, творчестве, счастье.

Возможно, в этом кроется причина непонимания между людьми?

Прежде чем рассуждать об “обретении” свободы, необходимо договориться о том, что мы будем считать свободой.

Так, многие люди, впавшие в зависимость от наркотических веществ, еды, отношений, удовольствий, определенных обстоятельств и состояний — не считают себя зависимыми, а значит, считают себя свободными, хотя такими не являются.

Индивиды, идущие на страдания и боль от пластических операций в угоду социальным шаблонам и требованиям своего Эго тоже, возможно, считают, что делают свободный выбор.

Подобно тому, как человек, поднимаясь вверх в гору с каждым новым этапом подъема видит все больше и дальше, так же, развиваясь, он обретает новые знания и приходит к новым для себя ценностям и целям. Тогда можно условно назвать характеристики человека уровнями его развития и обозначить, что с каждым таким уровнем понимание мира становится шире и глубже.

Люди, вынужденные всю жизнь искать пропитание тяжким трудом, назвали бы свободой освобождение от труда и праздную жизнь, а страдающий от тяжелого недуга — посчитал бы свободой выздоровление. Заключенные избрали бы свободой — возможность идти куда пожелаешь.

Таким образом, свобода — это освобождение от того, что приносит страдание, от внешних обстоятельств. Значит ли это, что если внутренние ценности принять как одно из основных мерил решения действовать, то и понятие свободы для каждого индивида будет окрашено этими ценностями, ведь все новое человек понимает и принимает через призму своего я?

Можем ли мы считать человека свободным, если некое внутреннее убеждение толкает его на определенные поступки, учитывая, что внутренним мотивом благородных поступков на первый взгляд вполне могут оказаться как порочные помыслы (например, гордыня, корысть и похоть), но и так же возвышенные добродетельные мысли?

Доброволец, рискующий своей жизнью в пламени горящего дома ради спасения незнакомого ребенка делает это согласно своему свободному выбору, или он обязан этим решением внутреннему понятию чести и долга и не может поступить иначе? Относится ли чувство долга к понятию свободы?

Посчитаем ли мы свободным решение “закрыть собой амбразуру” и спасти окружающих ценой своей жизни? Как мы относимся к человеку, который принял решение пожертвовать собой ради блага других людей? Наверное, мы уважаем его жертву и испытываем гордость.

А если, мы узнаем, что это решение продиктовано внутренним ребяческим протестом и желанием доказать всем вокруг что «я что-то могу», продолжим ли мы уважать такой поступок?

Эмоциональный порыв (полная свобода действий) без анализа и внутреннего решения без участия воли человека — становится безвольным. В такой ситуации выбор за человека делают обстоятельства (рефлексы), потому что он сам в этот момент является бессознательным рабом своего эго и страстей. Поэтому в каждом поступке важна его ценность для человека и окружающих, и от этой ценности мы делаем вывод о важности мотивов поступка.

Если спросить детей в школе, что такое свобода — ответом наверняка будет «каникулы». В то время как образование, а не отдых от него является бОльшей свободой, позволяя образованному человеку широкий выбор будущего для себя и своей семьи. Нужно ли тогда добавить к понятию свободы — понятие времени, так как любая ценность обладает способностью меняться?

Собрав в единое целое все сказанное выше, предположим, что СВОБОДА — это возможность выбирать и принимать решение логически, исходя из своих внутренних ценностей, потребностей и текущей ситуации руководствуясь понятием добродетелей для себя и окружающих, ориентируясь на долгосрочную перспективу, а не минутную выгоду.

У понятия свободы всегда есть вторая его половина — ответственность. Чем больше свобода, тем больше и ответственность. Это и её цена, и её награда. И чем больше человек свободы заслуживает, тем больше ответственности он обретает. Свобода — это сила и право творить по своей воле, понимая и принимая всю ответственность действий и все последствия выбора.

С наиболее высокой судьбой сопряжена наименьшая свобода, таким людям нельзя ни выказывать свое расположение, ни ненавидеть, а более всего — предаваться гневу

Юлий Цезарь, «О заговоре Катилины»

Но как понять, что выбор осуществляет именно сам человек, а не его комплексы, страсти, эго, чувства любви или долга, всплески гормонов, отблески верований, связанных обществом или выдуманных личностью иллюзий?

В современном праве есть понятие «действий, совершенных в состоянии аффекта»— когда индивид, находясь во власти эмоций или рефлексов не рассуждает логически, то есть не является в сущности человеком «вменяемым» и поэтому не может нести ответственности за свои преступления.

Аристотель на две тысячи лет опередил свое время в определении этичности и свободы выбора, о котором не могут договориться мыслители и законодатели по сей день. Он вводит понятие «ответственности» в своей Никомаховой этике, говоря, что это «счастье», присущее развитому человеку и требующее усилий: «самый лучший человек не тот, кто поступает сообразно с добродетелью по отношению к себе, а тот, кто поступает так по отношению к другим, а это — трудное дело

Аристотель считал, что человек, совершающий любой поступок, является на момент свершения свободным, ибо он сам выбирает свое поведение и сам формирует свой характер: «добродетель, так же как и порочность, зависит от нас; …и если не совершать поступок, когда он прекрасен, зависит от нас, и от нас же — совершать, когда он постыден».

О развитии Аристотель писал, что во всех поступках «мерилом нам служат — одним больше, а другим меньше — удовольствия и страдания» и поэтому “с самого детства надо вести к тому, чтобы наслаждение и страдание доставляло то, что следует; именно в этом состоит правильное воспитание.”

Приобрести добродетели для нас естественно, а благодаря приучению мы в них совершенствуемся”, — говорит философ во второй книге своей “Этики”, добавляя, что — “возникает и возрастает [добродетель] преимущественно благодаря обучению и именно поэтому нуждается в долгом упражнении.” Таким образом наказание за проступок по Аристотелю — это “своего рода лекарство” от несдержанного ума, а “те, кто совершает поступки, всегда должны сами иметь в виду их уместность и своевременность” — и в этом заключается свобода человека.

фото Alex Iby, Unsplash, обработка Кася Шаховская

Полную свободу осуждал и Платон, считая, что обретение свободы как цель жизни — в какой то степени мешает формированию понятию общества. В его трактате “Государство” он размышляет, что основной целью жизни человека является не достижение свободы, а служение обществу. По его мнению, из страны даже нужно выгнать поэтов, потому как они своими «жалобными воплями» ослабляют преданность народа. Платон первым из философов говорит об опасностях вседозволенности для неокрепших умов, ибо человек слаб, является “пленником чувственного мира” и “склонен злоупотреблять свободой”.

В третьем томе сочинений Платона можно найти фразу “черезмерная свобода… для государства… оборачивается черезмерным рабством”. В “Законах” Платон писал: “Я вижу близкую гибель того государства, где закон не имеет силы и находится под чьей-то властью. Там же, где закон — владыка над правителями, а они — его рабы, я усматриваю спасение государства и все блага, какие могут даровать государствам боги.” Поэтому именно фундаментальность и неприкосновенность закона является у Платона “единственно подлинным выразителем свободы.”

А если все же рассмотреть полную свободу от всего? Первыми собрали в единое целое идею самоотречения последователи Сократа — киники. Киники считали, что все люди изначально порочны и не свободны, подчиняются своим страстям. Для киников свобода — это скорее “разрушительная стихия”, которая граничит с произволом и предполагает отсутствие меры в проявлении своих желаний. Свобода по их мнению не может быть ограничена государством, брачными узами, рамками приличия, социальными нормами и законами.

Размышляя о свободе, они ввели не только понятие “аскесис” — свобода от страстей через способность к самоотречению и перенесению трудностей и отказ от всего, что не является предельно необходимым для выживания, но и менее известные в современном мире “апедевсия” — свобода через отстраненность от культуры и общества, отказ от письменности, “делающей знание мертвым”, а так же “автаркия” — обретение свободы через отказ от семьи и государства. Внутренняя свобода киников не воспитывалась в человеке путем логики и рефлексии, как в других школах, но добывалась мучительной борьбой с самим собой.

Возведенная в степень превосходства, цель борьбы со своими страстями во всех проявлениях человечности встретила сильнейшее сопротивление у общества и возмущает людей по сей день. Как и всякая крайность, такая теория заслуживает внимания, указывая на истину где-то посередине, и обретение свободы не через постоянную борьбу с самим собой, а в логическом диалоге, умении договариваться и идти на компромиссы, любя и уважая себя.

Что же такое свобода для человека разумного, развитого?

Мерилом свободы, как мы видели у греков — выступает ответственность. Именно ответственность за свои действия детально описана и в конституции и в уголовном кодексе любой страны.

Фото Mwangi Gatheca, Unsplash, обработка Кася Шаховская

 Поступает ли человек разумный в соответствии с социальными нормами и законами ИЗ СТРАХА наказания или есть еще одна характеристика свободы, о которой мы не упоминали?

Свободный человек по мнению греков, спокоен, уравновешен и расслаблен. Значит, страх не является базовой эмоцией свободного человека, а скорее присущ рабу. Значит, человек разумный следует социальным законам не из страха, и не ради своей выгоды, а из какого-то другого душевного качества.

Через всю древнегреческую и современную философию красной нитью проходит понятие долга развитого человека. Свободный человек сознательно выбирает ДОЛГ и что он ДОЛЖЕН делать, в этом и заключается суть свободы.

Человек, который ничего никому не должен — не человек вовсе, а раб.

Потому что уровень свободы и степень ответственности выражена долгом, который он сам на себя добровольно и осознанно берет. Долг — это то, что определяет свободу человека не на словах, а на деле. Долг — это материальное мерило свободы человека и чем больше долга на себя берет человек, тем более он развит.

Возможно, понятие долга ввел в античную философию тоже Сократ, который проявил свой гражданский долг, подчинившись решению суда (с которым был не согласен) и принял смерть.

О теории долга размышляли и греки и после них римские философы. Аристотель писал об “невозмутимости” (греч. ἀ τάραχος — “атраксос”) в своей “Этике” для определения таких добродетелей, как сдержанность и мужество.

Греческая школа стоицизма наиболее подробно из всех в античной философии рассматривала понятие долга как этического понятия.

Философ Димокрит создал из определения Аристотеля термин атараксия” (греч. αταραξία), характеризуемая душевным спокойствием, невозмутимостью, безмятежностью, по мнению некоторых древнегреческих философов (особенно стоиков), достигаемая мудрецом. Они считали, что лишь внутренний мир каждого из нас имеет нравственное значение, определяет его счастье и находится целиком во власти человека и зависит от него.

Философ Эпикет говорит: «Единственное благо — в нас самих, также как зло — в наших неразумных понятиях и преступных желаниях».

Стоики выделяют четыре вида пагубных страстей: удовольствие, отвращение, вожделение и страх. Их необходимо избегать, “пользуясь правильным суждением”. Человек по мнению стоиков — свободное существо и этим он отличается от всех остальных животных в природе, но не все люди осознают это.

Философ Сенека пишет «…покажи мне, кто рабствует в том или ином смысле”, подразумевая рабов человеческих пороков жадности, похоти и зависти.

Главным врагом свободы у стоиков является человеческое тело, его порывы и эмоции, а главным оплотом свободы является его душа. Мудрец способен преодолевать чувственные и материальные желания в отличии от толпы, которая не свободна в своих желаниях и рабски следует велениям своих страстей.

Внутреннее спокойствие души зависит не от состояния внешнего мира и материальных радостей, а от мастерства управления временем. Стоики считали, что человек должен спокойно относиться к своему настоящему, прошлому и будущему и всей своей жизни, имея способность взглянуть на нее «с точки зрения вечности».

Сегодня, по прошествии более двух тысяч лет, современные люди до сих пор называют человека, умеющего с достоинством встречать “удар судьбы” и невозмутимо выполняющего свой долг — стоиком. По мнению стоиков, следует подчиняться тому, что от тебя не зависит (внешний мир) и улучшать в себе то, что зависит (внутренний мир).

Фото Thiago Thadeu, Unsplash, обработка Кася Шаховская

Высшей степенью развития у стоиков являлась человеческая личность с богатым внутренним миром, открытая новому знанию и воспринимающая весь мир вокруг, как единое целое. “Выполняя обязанности человека, мы не замыкаемся в стенах одного города или государства, но выходим на простор мира” — писал Сенека.

Значит ли это, что самый развитый человек чувствует ответственность не только за себя и свою семью, но и за социум, в котором находится и за весь мир вокруг?

В чем заключается ДОЛГ человека в стоицизме? В понимании необходимости и подчинении ей, в уважении к себе и другим через контроль своих эмоций и страстей, в развитии воли и создании стабильного внутреннего мира. Через контроль своих животных порывов стоики достигали особого спокойного ровного душевного состояния внутренней свободы, и главное искусство заключалось в поддерживании этого состояния “свободного человека” в любой жизненной ситуации.

Свобода человека – это возможность самостоятельно контролировать свое поведение и выбирать свой долг и его объемы не зависимо от внешнего влияния.

не-свобода — это?

Что чувствует человек, если ощущает невозможность самостоятельного контроля себя и ситуации? Если ответствтенность ему навязывают, если он вынужден подчиняться решениям других людей. Не будет ли это ощущаться как самое настоящее рабство?

Чем более свободен и развит человек, тем больше ответственности и долга он САМ на себя принимает. Добровольно.

Когда человек еще освобожден от большей части ответственности и долга? В юные годы детям прощают не только ошибки и даже некоторые преступления. В мире вообще просто так ничего никуда не пропадает, поэтому ответственность детей тоже никуда не исчезает, ее берут на себя родители. Но что происходит с ответственностью, когда человек взрослеет?

Отрицание долга во взрослом возрасте — это явный признак инфантильной личности, застрявшей своим мышлением в розовых пеленках. Быть безответственным ребенком удобно и просто и желание оставаться в детстве возникает у многих, но пока страус закапывает от страха голову в песок, его и без того куцый хвост активно ощипывают более смелые и наглые.

Банальным инфантильным человеческим страхом перед ответственностью, как частью взросления, часто пользуются нечистые на руку личности, которые освобождают человека от моральных долгов, обещая им “счастье” без усилий. Они делают человека мнимо свободными от его обязанностей прежде всего перед самим собой. Человек получает краткосрочную радость избавления от необходимости развиваться, а манипуляторы — “ручного” хомячка без критического мышления, с которым можно делать все что угодно, выпасать и стричь шерсть по графику.

К сожалению, бесплатный сыр бывает только в мышеловке, а жадная глупая мышь платит за него слишком большую цену: думая, что освободился от долга, человек попадает в неосознанное рабство от манипуляторов.

«Того, кто идет за судьбой, она ведет, а того, кто упирается, она тащит», — так гласит стоическая мудрость. Свобода — это познанная необходимость изменений и адаптации. Так человек несвободен в мире где царит хаос, но он свободен в познании жизни и в адаптации к новым условиям. Человек наделен “душой и разумом”, благодаря которым он всегда может обрести свободу, даже когда тело в оковах.

Возлагая на человека ответственность за судьбу и будущее его самого и всего мира, древние греки дали людям свободу и вдохновение интеллектуально развиваться, совершенствоваться, что послужило толчком для развития современной науки. Философы размышляли об ответственности и воле, о долге, мужестве и выдержке, об опасности полной свободы, помогая сформировать стабильное современное общество.

Стоики внесли понятие долга как мерила свободы человека и уровня его развития, Аристотель создал каноническую “Этику”, подробно описав понятия счастья, добродетели, свободы и ответственности человека, необходимые для процветания его самого и общества в котором он трудится. Именно в труде и творении заключается прекрасное и человечное, ибо труд по мнению Аристотеля— “лучший и истинный учитель”, и “с удовольствием бороться труднее, чем с яростью, а искусство и добродетель всегда рождаются там, где труднее, ведь в этом случае совершенство стоит большего.”

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here