Философия желания

СКАНДАЛ — первоначальным значением это древнегреческого слова (σκάνδαλον) является ловушка, соблазн.

Так и соблазн, и скандал — это  две стороны одной монеты желания, которое всегда связано с чувствами вины и страха. Отсутствие желания равно вытеснению его в чистом виде. Не бывает людей без желания, бывают те, кто от него убегают и не признают.

Если желание обычно окрашено в такие драматические краски, это может потому, что оно никак не зависит от личности, а воплощается из бессознательного?

Что интересно, в восточной религии (в буддизме, например), для достижения гармонии отказываются от желаний (соблазна), а у западной — от греха (скандала).

Таким образом, через религии мира, человек каким то образом может попробовать заглушить голос бессознательного?

Если пробовать подойти к желаниям мягко и не набивая шишек, то лучший способ избавиться от соблазна — это ему поддаться через упражнения в наслаждении (жизнью). На самом деле люди парадоксально не позволяют себе практически ничего.

С одной стороны кажется, что у сейчас общество потребления и человечество пересыщено “сбычей мечт”. Но на самом деле маркетологи знают, что только люди с самы низким уровнем развития (близко к животным) способны без зазрения совести “набивать пузо” до потери сознания, но чуть более развитый человек уже вполне умудряется “помереть от голода рядом с полным холодильником” ввиду каких-то надуманных причин, запрещающих ему есть вдоволь.

То есть, чем более развит человек, тем ближе он подбирается к своему бессознательному и тем больше его беспокойство и раздирающий его конфликт желания и вины за это.

В большинстве своем деньги на товары есть у более развитых людей, поэтому маркетинг работает не только ради возникновения желания/потребности/нужды /вожделения и бог весь чего еще, но и на то, чтобы уговорить человека все-таки переступить чувство вины и страх перед мнимым наказанием за счастье, и помочь  поддаться желанию. Как только не уговаривают маркетологи аскетичных потребителей: и “вы этого достойны”, и “потому что все так делают”, и “так эффективнее, дешевле, практичнее итд”.

Поэтому были придуманы пробники, триалы, тест драйвы, журналы мод (“я только попробую/посмотрю”), и даже концепция “ответственного производства”, а так же “покупая наши туфли вы покупаете и пару обуви кому-то в Африке”.

Поэтому сама идея “сейчас расскажем какие прекрасные товары и их сразу купят” — не работает, потому что товары люди покупают в случае жестокой необходимости.

Словом, продавцы делают все, что угодно, лишь бы как-то рационализировать желание человека и смягчить чувство вины за вожделение.

Для того чтобы осознать и принять эту “нечеловеческую” (не зависящую от разума) природу желания, личности необходимо пройти через болезненный теоретический скачок. Иначе все это кажется полной чушью.

Если перед этим скачком человек убрал комфортный буфер между собой и безсознательным (религию и понятие высшей силы на страже благополучия рода людского), то воин в поле оказывается совсем один-одинешенек, и это выносит сложившуюся картину мира к чертовой бабушке.

В то же время Интернет весьма и весьма помогает потребителям решаться на покупки. Во-первых, люди видят как это якобы делают другие и это “успокаивает совесть” через стадный рефлекс.

А во-вторых, сеть Интернет и все происходящее в ней часто воспринимается сознанием как нечто нереальное, как некий сон, игра. Поэтому и покупки в Сети кажутся “понарошку” и чувство вины не наступает. “Облегчает душу” и всевозможные системы оплаты по одному клику, когда весь процесс происходит так быстро, что человек осознает что приобрел нечто только когда почтальон вручает ему посылку с заказом. Еще проще тратить деньги на

Откуда появляется чувство вины за покупки? Наверное где-то в глубине души подсознание кричит, что двадцатая пара джинс нужна вовсе не из-за рациональной необходимости, но из-за компенсации через шоппинг каких-то внутренних комплексов и неудовлетворенных базовых потребностей. И хотя лучше подобные внутренние противоречия разрешить, но всегда проще их компенсировать. Это краткосрочное решение за которым всегда идет расплата с чувством вины из серии “я не достоин/достойна”. Дело не в количестве джинс, а причине их покупки.

ps. Для интересующихся данным вопросом, можно дальше углубиться и посмотреть Фрейда и за ним Лакана.